Главная / В республике / Бизнесу надо помогать, а не обдирать

Бизнесу надо помогать, а не обдирать

Партия “Ак жол” уже второй раз за месяц обращает внимание правительства на странную ситуацию, сложившуюся вокруг взыскания задолженностей с товариществ с ограниченной ответственностью.

Согласно нормам закона “О банкротстве и реабилитации” долги предприятий могут быть взысканы с учредителей ТОО. Однако в законе “О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью” указано, что участники ТОО несут риск убытков только в пределах внесенных ими вкладов. Из-за чего же возникло это противоречие и что с ним делать? Об этом корреспондент “Времени” поговорил с руководителем фракции “Ак жола” в парламенте Азатом ПЕРУАШЕВЫМ (на снимке).

— Азат Турлыбекович, вопрос о долгах ТОО весьма актуален для казахстанского бизнеса, ведь основная масса юридических лиц как раз таки товарищества с ограниченной ответственностью. Давайте откровенно: за что вы сейчас боретесь — за право учредителей ТОО уходить от ответственности за долги?

— Мы боремся за то, чтобы в стране работали законы и здравый смысл. В мае депутаты “Ак жола” обратили внимание правительства на тенденциозное разъяснение департамента госдоходов Алматы о переносе долгов предприятий на учредителей и управленцев ТОО. Да, там было и уточнение: дескать, если предприниматели нарушили закон, например преднамеренно довели компанию до банкротства.
Но ведь факт преднамеренного (!) доведения до банкротства должен быть доказан судом по совокупности целого ряда признаков, таких как сговор, извлечение личной выгоды и т. д.

А из ответа правительства на наш запрос следует, что 85% взысканий на личное имущество учредителей ТОО производится лишь на том основании, что предприниматель за 6 месяцев до наступления неплатежеспособности предприятия не инициировал процедуру его банкротства.

Они что, живут в какой-то другой стране? По данным Национального доклада НПП о состоянии предпринимательства, 80% предприятий испытывают трудности с привлечением инвестиций, еще 64% жалуются на проблемы с получением кредитов. Многим подрядчикам по тем или иным причинам (включая и банальное вымогательство) госорганы, нацкомпании или недропользователи месяцами задерживают оплату за уже поставленную продукцию и произведенные работы.

Другими словами, нестабильное финансирование сегодня стало правилом, а не исключением в бизнесе. И талант предпринимателя состоит именно в способности бороться за выживание своей компании, преодолевать трудности и испытания. Многим из них удается найти решение не за 6 месяцев, а за 6 дней до часа икс. А правительство предлагает бизнесу не бороться, а сразу сдаться и банкротиться. Но кто будет кормить этих людей? И что получится в сухом остатке? Вместо массового предпринимательства, о котором говорит президент, в бизнесе останутся только олигархи и компании, связанные с чиновниками и сидящие на тендерах. Все остальные предприниматели находятся в свободном рынке и полностью зависят от платежеспособного спроса населения, который сегодня подорван после серии девальваций. Но именно из них формируется реально конкурентоспособный бизнес, который выживает не благодаря, а вопреки обстоятельствам.

И вот против него-то и направлены эти меры налоговиков.

— И в этом есть определенная логика. Долг у твоей компании — плати.

— Если мы говорим о ТОО, то логики нет. Еще в 1807 году Кодекс Наполеона во Франции постановил, что “участники не несут убытки свыше размера их вклада в общество”. Затем аналогичные нормы были приняты в штате Нью-Йорк, а в Великобритании появился первый закон the limited responsibility. Суть этих норм заключается в том, что личная собственность учредителей (не участвующая в бизнесе) защищается от предпринимательских рисков. Поэтому эта форма компаний так и называется — “с ограниченной ответственностью”.

Ее появление привело к настоящей революции в мире бизнеса, он перестал быть уделом избранных. Предпринимательство стало массовым: можно вложить в дело небольшую сумму и рисковать только тем, что ты можешь себе позволить. В бизнесе ведь бывает всякое — и успехи, и неудачи. И нельзя за промах компании пускать по миру предпринимателей, иначе их просто не останется.

Поэтому даже в казахстанском типовом уставе ТОО, утверждавшемся правительством, раньше обязательно присутствовала норма о том, что учредители не отвечают по обязательствам предприятия, как и предприятие — по обязательствам учредителя. Но в 2015 году ее, оказывается, тихо и незаметно убрали, открыв тем самым дорогу для новых преследований предпринимателей.

Нужно учитывать, что многие учредители не участвуют в оперативном управлении своими предприятиями, а нанимают для этого менеджеров.

Но разве оправданно, что за ошибки наемных работников государство будет забирать дом у предпринимателя и выбрасывать на улицу его семью и детей? Кому нужны такие риски? Люди просто перестанут инвестировать деньги и начнут уходить в теневую экономику либо прятать деньги в матрац и требовать от государства пособия по бедности и безработице.

Еще показательнее ситуация с владельцами акций публичных акционерных обществ. По логике правительства эти люди теперь тоже должны гасить долги своих АО. Вы можете себе представить, во что превращается такой подход? Налоговики должны будут арестовывать имущество и счета тысяч владельцев акций предприятий-должников. А у нас после “Народного IPO” действительно тысячи людей стали акционерами. Это бомба против фондового рынка, против любого IPO и важнейших начинаний главы государства, таких, например, как МФЦА. Да ни один инвестор не придет ни в МФЦА, ни в Казахстан вообще, если узнает о таком подходе. Что же это — и деньги вам дай, так еще и долги ваших компаний закрывай? Весь цивилизованный рыночный мир поднимет на смех любые наши презентации и приглашения инвесторов, если параллельно им рассказать об этой “засаде”. Это отбрасывает нас даже не в XIX, а в пещерный век бизнеса.

— А кто, по-вашему, должен нести ответственность за долги предприятия?

— В указанных случаях само предприятие и отвечает принадлежащим ему имуществом. Учредители же отвечают только тем, что они внесли при создании предприятия в его уставный фонд. Это аксиома. Руководители компаний могут нести дополнительную ответственность, если речь идет о преднамеренном доведении до банкротства, как и записано в законе. Но эту преднамеренность нужно доказывать в суде, а не оставлять на усмотрение налоговиков. Помимо незаконности это еще и инструмент для вымогательств.

Просто чиновники в очередной раз решили переложить свои проблемы на предпринимателей. В ходе недавнего обсуждения отчета правительства за 2017 год депутаты вскрыли несколько подобных “изобретений” правительства: например, сбор налогов авансом за будущий период, то есть за доходы, которых еще нет в природе. И когда нам показывают рост налоговых сборов, то во многом он достигнут спорными решениями, которые нам еще аукнутся.

Тем более когда мы сталкиваемся с игнорированием самой природы рыночных отношений.

— Но ведь взыскание предполагается не во всех случаях.

— Как раз в большинстве случаев эти взыскания необоснованны. За прошедшие 3-4 дня после повторного запроса (который, кстати, СМИ дружно проигнорировали) мне позвонил добрый десяток предпринимателей, столкнувшихся с подобными претензиями налоговиков. Судя по всему, охота на ведьм, точнее, на бизнес, здесь только разворачивается.

Да и ответ правительства на первый запрос весьма красноречив: если в 85% случаев субсидиарная ответственность применяется просто по факту необращения бизнесмена за 6 месяцев до неплатежеспособности, то, получается, реальных (а не выдуманных налоговиками) преднамеренных банкротств менее 15%.

Между тем в законе о ТОО указано, что общее собрание учредителей может проводиться один раз в год. То есть учредитель в течение года может и не знать о ситуации, в которую попала компания за полгода, а его уже считают виновным в “преднамеренном доведении до банкротства”, отберут личное имущество и выгонят на улицу семью.

Или возьмем пример с миноритариями (владельцы небольшой доли) ТОО или тех же АО. Они получают информацию о том, что происходит в их компании, тоже один раз в год и при этом не имеют возможности влиять на управление предприятием в силу малой доли акций. То есть они не только не знают, но если и знали бы о предстоящих через 6 месяцев трудностях, никак предотвратить их не смогли бы. Зато их имущество — жилье, автомобиль, накопления в банке — теперь тоже оказывается под угрозой.

— Но это же какой-то абсурд. Как вы думаете, почему такая несуразность не привлекла внимание других журналистов?

— Мне трудно судить. Вижу только два возможных варианта. Первый — негласное табу на эту тему. Госорганам нужно наполнять бюджет, и они используют любые возможности, не считаясь с возникающими противоречиями. И в то же время, понимая шаткость своей позиции, стараются избежать огласки выявленного безобразия. Сужу об этом по тому факту, что после повторного запроса целый ряд журналистов, включая телевизионщиков, взяли у меня интервью по поднятой теме, но ни на одном канале, ни на одном сайте эти интервью так и не вышли.

Есть и второй вариант — сами журналисты не совсем поняли, в чем актуальность выявленной проблемы. В конце концов, это экономика. Но тогда я тем более признателен газете “Время” за проявленный интерес и желание разобраться. Ведь многие СМИ тоже зарегистрированы как ТОО, причем доли есть и у трудовых коллективов. Завтра за долги канала или сайта придут к вам домой, господа журналисты, ограничат вам выезд из страны, арестуют счета. Как вам такие перспективы?

— Так что предлагаете сделать — полностью отказаться от субсидиарной ответственности? Тогда вообще никто платить по счетам не станет.

— Не утрируйте. Мы понимаем, что в конкретных случаях субсидиарная ответственность должна работать, например в товариществах с полной ответственностью (есть и такая форма), в закрытых АО и т. д.

Фракция “Ак жола” также поддерживает норму об ответственности за преднамеренное доведение до банкротства, это, несомненно, правильно. Но такую вину нужно доказывать в суде в каждом конкретном случае совокупностью многих признаков (преступный умысел, личная нажива и др.), а не грести под одну гребенку только за то, что предприниматель боролся за свой бизнес и не опускал руки в сложных обстоятельствах.

Во всех иных случаях в отношении учредителей ТОО, акционеров публичных компаний (АО) принцип субсидиарной ответственности категорически не должен применяться — это краеугольный камень организованных форм предпринимательства.
Ну и второй момент: если уж правительство так озаботилось платежеспособностью тэоошек, давайте вернемся к определению минимального размера их уставного фонда. В свое время государство отказалось от этого регулирования, но, получается, уж лучше заранее выставлять требования платежеспособности, чем внезапно, как из-за угла, нападать и отбирать личное имущество у тех же самых людей, которым правительство ранее разрешило не создавать уставный фонд предприятия. Ведь в том и функция уставного фонда — служить источником финансирования и покрытия обязательств компании.

Открытые требования — это более честно, чем нынешний дамоклов меч над каждым человеком, решившим попробовать себя в бизнесе и рискующим тем самым лишиться вообще всего.

Я уверен, что проблема требует тщательного и публичного обсуждения вместо нынешнего замалчивания и обдирания предпринимателей постфактум.

time.kz

Смотрите также

КОГО КОСНУЛИСЬ ИЗМЕНЕНИЯ?

С 1 июля в Казахстане вступили в силу сразу несколько изменений. Нововведения касаются большинства граждан, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *